Непобедимый «Меркурий» (часть 2)

Бриг совершил совершенно неожиданный для противника маневр.

Подойдя к турецкому кораблю на пушечный выстрел, «Меркурий» вдруг развернулся бортом перед носом «Реал-бея» и открыл огонь из всех уцелевших орудий.

Ядра с брига перебили крепления огромных реев на фок-мачте «Реал-бея», что привело к обрушению сначала дополнительных, а затем и основных парусов. Корабль противника стал замедлять ход и прекратил погоню.

Сражение, которое длилось более трех часов, было закончено. Уставшая, обгорелая, покрытая копотью команда непобедимого брига, трижды прокричала «ура», празднуя победу над десятикратно превосходящим противником… Всего же прошло почти десять часов от начала погони турков за «Меркурием» до ее завершения.

Казарскому доложили: 8 человек ранено, 4 – убито. Командир приказал убитых в море не хоронить, а сделать это с почестями, вернувшись на базу.

Казалось, что уже все трудности позади, однако «Меркурий» был настолько «потрепан», что его надо было немедленно спасать. 22 пробоины только в корпусе, 133 в парусах и много других повреждений. Вода через пробоины прибывала с каждым часом и пришлось почти половину команды поставить на помпы.

Несмотря на все сложности «Меркурий» не теряя стойкости двинулся на базу.

Читать далее Непобедимый «Меркурий» (часть 2)

Мой дом – моя крепость

Дом-крепость в Гайтюнишках.
Фото: bamper.by

В Вороновском районе Гродненской области, в 150 километрах от Гродно и в двух километрах от литовско-белорусской границы расположена деревня Гайтюнишки. Она примечательна тем, что здесь находится единственный сохранившийся в Беларуси дом –крепость.

Как же появился этот необычный дом, напоминающий собой средневековый замок?

Само поселение Гайтюнишки по письменным источникам известно с 1512 года. Оно сначала принадлежало земскому маршалку Николаю Кежгайло, затем трокскому воеводе Яну Заберезинскому, потом королю Речи Посполитой, великому князю литовскому Сигизмунду Августу. В 1551 году король отдал Гайтюнишки Лукашу Ленскому. Ленский построил здесь корчму, а позднее с разрешения Сигизмунда Августа возвел на реке Жыжме мост. По тем временам строительство моста было делом прибыльным, так как за проезд по нему те, кто его возводил за свой счет, брали плату(мостовые).

Читать далее Мой дом – моя крепость

Непобедимый «Меркурий» (часть 1)

Памятник в честь подвига экипажа брига «Меркурий». Фото: phys.msu.ru

Самый первый памятник в Севастополе появился в1834 году. Он установлен в честь беспримерного подвига экипажа брига «Меркурий» и его командира, нашего именитого земляка Александра Ивановича Казарского. Средства на открытие памятника собирались по инициативе адмирала Лазарева П.М. Автор проекта Брюллов А.П., брат знаменитого художника К.П. Брюллова.

Памятник установили на Мичманском или, по-местному, Малом (ныне Матросском) бульваре. Он представляет собой усеченную пирамиду, которую венчает древняя медная галера. Ниже ее расположились на трех сторонах барельефы античных богов – Нептуна, бога морей, Ники – крылатой богини победы, Меркурия – покровителя мореплавания и торговли. На западной стороне – барельефный портрет А.И.Казарского.

Лаконичная надпись гласит: «Казарскому. Потомству в пример».

Кто же такой Казарский? Какой подвиг совершил бриг «Меркурий» под его командованием?

Читать далее Непобедимый «Меркурий» (часть 1)

Нашы мамы

Мы памятаем iх,
Захоўваем удзячнасць,
Прыгадваем тады,
Калi жыцце нас б´е,
Ды ў клопатах сваiх
Мы цэнiм нашу значнасць,
Няма другой бяды
Для нас, апроч свае.

Яны ж глядзяць на нас
З бяжмежнаю пяшчотай
Спачатку на зямлi,
А потым i з нябёс,
Мы крыўдзiм iх падчас,
I плачуць яны ўпотай,
Каб доўга мы жылi,
Не ведаючы слёз.

I покуль ва ўспамiн
Не пойдуць нашы мамы,
Нам трэба з iмi быць,
Ласкавы голас чуць,
Бо самы дрэнны сын,
Для iх – найлепшы самы;
Так важна iх любiць,
Пакуль яны жывуць.

Вiталь Собаль

«Император» Беловежской пущи (продолжение)

Памятная монета «Белавежская пушча. Зубр», 2001

Итак, в 1919 году в Беловежской пуще был убит последний вольноживущий зубр, точнее зубрица. Продолжалось уничтожение и самой пущи. Особенно «постарались» англичане. Компания «The Century European Timber Corporation», прозванная в пуще «Центурой» получила концессию на лесозаготовки в 1924 году и до 1929 года успела вывезти 2 000 000 кубометров ценнейшей древесины. Польская сторона не ставила целью уничтожение леса, но позволяла вырубки из экономических соображений.

Чтобы восполнить потери сразу производились массовые посевы саженцев, однако, первобытный характер пущи в местах вырубки был навсегда утерян. В 30-е годы вырубку продолжили польские заготовители и к 1939 году на третьей части Беловежской пущи практически остались только молодые деревья и саженцы.

Читать далее «Император» Беловежской пущи (продолжение)

«Император» Беловежской пущи

Фото: wildlife.by

Беловежская пуща – самый древний заповедный лес Европы с богатейшей флорой и фауной. Именно в таких лесах когда-то формировалась европейская цивилизация. Следует сказать, что таких лесов, как пуща ранее было достаточно много. Огромные, труднопроходимые, богатые дичью леса покрывали большую часть европейского континента. В Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой они назывались пущами. Только в состав Беловежья, как отмечал Григорий Волович, сделавший его первое полное описание в 1558 году, входило 38 пущ. В настоящее время сохранилась только одна из них – Беловежская. От других дремучих лесов Европы остались в основном только названия: Шервудский, Булонский, Венский, Муромский, Брянский. К сожалению, они исчезли с географических карт.

Читать далее «Император» Беловежской пущи

Цвяток радзімы – васілек

Ад родных ніў, ад роднай хаты
У панскі двор дзеля красы
Яны, бяздольныя, узяты
Ткаць залатыя паясы.
І цягам доўгія часіны,
Дзявочыя забыўшы сны,
Свае шырокія тканіны
На лад персідскі ткуць яны.
А за сцяной смяецца поле,
Зіяе неба з-за акна, –
І думкі мкнуцца мімаволі
Туды, дзе расцвіла вясна;
Дзе блішча збожжа ў яснай далі,
Сінеюць міла васількі,
Халодным срэбрам ззяюць хвалі
Між гор ліючайся ракі;
Цямнее край зубчаты бора…
І тчэ, забыўшыся, рука,
Заміж персідскага узора,
Цвяток радзімы васілька.

Максим Багдановiч

Великий белорусский поэт Максим Богданович в своих стихах, в том числе и в своем знаменитом стихотворении «Слуцкие ткачихи», воспел скромный и в тоже время невероятно обаятельный цветок – синий василек как настоящий символ земли белорусской.

Читать далее Цвяток радзімы – васілек

Бона Сфорца: мать и королева (часть 4)

После женитьбы Сигизмунда Августа Бона Сфорца объявила бойкот нежеланной невестке. В домашнюю войну втянула и своих дочерей, которым запретила разговаривать с братом до тех пор, пока он не разведется. Анна и Катерина (Катажина), напуганные рассказами о злой колдунье Барбаре, послушно выполняли указания матери. Софья (Зофья), наоборот, поддержала брата, а его супруге написала теплое письмо, радуясь их браку, заключенному по любви.

Своих дочерей Бона воспитывала в строгости и смотрела на них как на шахматные фигуры в своих политических играх. Свою старшую и более близкую ей дочь Изабеллу она в двадцатилетнем возрасте выдала замуж за старого и некрасивого короля Венгрии и князя Трансильвании Яноша Заполию. Через два года Изабелла овдовела, но успела родить наследника венгерского престола Яна Сигизмунда. Трем младшим дочерям Бона, находясь в поисках подходящих женихов, постоянно откладывала замужество. И три королевны, с грустью и обидой на мать, вынуждены были смириться с такой ситуацией и продолжать в статусе старых дев сопровождать ее на всех светских мероприятиях. 

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 4)

Бона Сфорца: мать и королева (часть 3)

Сигизмунд I

История гласит, что в жизни Сигизмунда I было три женщины, которых он любил и двум из которых давал клятву верности. Самая первая и сильная его любовь – умная и красивая Катажина Охстат. Она, как крестьянка из моравского села Тельнич, не могла даже претендовать на роль его жены. Сигизмунд привез возлюбленную в свой замок в венгерской Буде, где она и родила их первенца Януша. Затем Катажина родила дочь Регину (в пер. с латыни – королева). Когда Сигизмунд переехал в Силезию, куда его старший брат Владислав, будучи королем Чехии и Венгрии, назначил своим наместником, то вместе с ним на новое место жительства перебралась и Катажина. Здесь она родила еще одну дочь, которой отец дал имя как у ее матери – Катажина. Но, когда после смерти Александра Ягеллона, Сигизмунд был приглашен на литовский великокняжеский и польский королевский престолы, то после коронации он должен был избрать себе официальную супругу и королеву. Под нажимом магнатов, Сигизмунд, хотя и перевез Катажину в Краков, жил уже отдельно от нее и детей в Вавельском замке. Восемь лет он не желал жениться, но мудрая женщина понимала, что Сигизмунд, став королем, обязан исполнить долг перед державой и женившись, дать стране законного наследника престола. Пробыв вместе 14 лет, в 1512 году Сигизмунд I и Катажина расстались.

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 3)

Бона Сфорца: мать и королева (часть 2)

Бона Сфорца

Обручение Боны было проведено в Неаполе, так как Изабелла желала, чтобы вся Италия была свидетельницей ее триумфа и организовала роскошное шествие по улицам города с участием знатных сеньоров не только Неаполитанского королевства, но и испанского вице-короля, и послов императора.

Из-за переноса церемонии обручения в Неаполь, зимы и плохой погоды отъезд из Италии был отложен на 1518 год. Несмотря на пожелания польской стороны, чтобы двор невесты не превышал десяти человек, вся свита Боны насчитывала около 300 человек. Сигизмунд I встретил свою суженую недалеко от Кракова и их торжественный въезд в столицу сопровождали более 10 тысяч шляхтичей. Первыми встретили госпожу отряды гетмана князя Константина Острожского и маршалка двора великого князя литовского Юрия Ильинича. Княжна Анна Мазовецкая из Радзивиллов, которая сама недавно мечтала стать женой Сигизмунда I, теперь поздравляла Бону от лица польских дам. Вряд ли ее приветствие было искренним. Как впоследствии оказалось, Сфорца не прощала посягательств на власть. И когда умерли оба сына мазовецкой княгини Анны Радзивилл, а затем и она сама, то поползли слухи об их отравлении. Официально виновной объявили Катажину Радзиевскую, любовницу обоих сыновей Анны, а шляхтянку Кличевскую, якобы изготовившую яд, сожгли. Но были и другие предположения…

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 2)