Непокоренный профессор – доктор Клумов

75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Мария Герасимовна Пилипушко, связанная с первых дней войны с подпольем, привыкла к вызовам на конспиративные квартиры для оказания помощи раненым или заболевшим.

Придя однажды в дом возле Червенского рынка и осмотрев рану старшего лейтенанта Грачева, поняла, что без хирурга не обойтись. Идя к профессору Клумову, размышляла: имеет ли она право рисковать его жизнью? Евгений Владимирович сразу стал собираться к раненому.

Родился Евгений Владимирович в 1876 году в Москве. В 1895 поступил на медицинский факультет Московского университета. Военной хирургией он занимался во время русско-японской и Первой мировой войн, затем Гражданской. Был старшим ординатором, главным врачом и старшим хирургом Минского госпиталя Красного Креста и фронтового полевого госпиталя. Думал, что больше не столкнется с военной хирургией…

Когда гитлеровцы приближались к Минску, Евгений Владимирович с женой решили покинуть город и уехать на восток. Пока шли с беженцами по Могилевскому шоссе и были недалеко от Марьиной Горки, узнали, что немцы уже впереди – в Осиповичах, Бобруйске.

Нашли пристанище в близлежащей деревне. Жизнь и работа сельского врача Клумову были хорошо знакомы. Около десяти лет он трудился в земских больницах д.Сутково Речицкого повета, затем в Лоеве. Пользовался большим доверием и уважением у своих пациентов.

Неожиданно из Минска пришло письмо. В клинической больнице №1 от пациентки из Пуховичского района узнали, что профессор Клумов находится недалеко от Минска. От всей клиники написали доктору письмо и просили вернуться в Минск. Гитлеровцы все городские больницы заняли под свои госпитали, а первую клиническую отдали горожанам. Большинство медиков, оставшихся в городе, пришли сюда работать. Евгений Владимирович знал, что город нуждается в его помощи и незамедлительно отправился в Минск. В медицинских учреждениях Минска Евгений Владимирович работал с 1921 года. Основная его научная и практическая деятельность была связана с 1-й клинической больницей (ныне 3-я клиническая), которой он отдал 20 лет и прошел путь от хирурга до профессора медицинского института. Авторитет Е.В.Клумова в области хирургии и гинекологии был безупречен.

Фашисты знали, что в больнице лежит много раненых советских бойцов. Периодически наведываясь, они увозили подлечившихся военных. Персонал должен был к приезду гитлеровцев составлять списки выздоравливающих. По списку и брали, а сам список, как документ, подтверждающий передачу, с распиской представителя оккупантов, оставался в больнице. Когда Вера Михайловна Гуринович составляла этот список, Клумов, зная ее как надежного человека, предложил этот документ «откорректировать». В списках оставляли в конце несколько пустых строчек, немцы ставили внизу свою подпись, а после этого на нижних строчках появлялись фамилии тех, кого отправляли к партизанам или в распоряжение подполья. Таким образом, они считались увезенными немцами, а на самом деле этот «рецепт Клумова» помог спасти многих людей.

Осенью 1941 года образовался единый партийный центр, руководивший деятельностью подполья и связью с партизанскими отрядами. Решались вопросы типографские, оружейные, паспортно-пропускные, медицинские. Последние невозможно было осуществить без помощи медперсонала города, в том числе и профессора Клумова.

Представители партизанских отрядов просили для лесных госпиталей марлю, вату, йод, лекарства и многое другое. Надежные люди доставляли ценный груз в отряды.

Клумов и подпольная группа клиники спасали молодежь от угона в Германию, накладывая швы и делая небольшие операции, приписывая фиктивную инвалидность, лечили раненых подпольщиков и партизан, выполняли функции пересыльного пункта своих людей к партизанам.

Такая активная деятельность не могла остаться незамеченной оккупантами. Гитлеровцы стали следить за больницей и за профессором.

Жизнь шла своим чередом. На связь с Самариным (так именовали Евгения Владимировича в подполье) по-прежнему выходили представители партизанских отрядов, групп, работающих в городе, и профессор продолжал добывать медикаменты, оформлять фиктивные справки, оказывать лечебную помощь.

Но ситуация с каждым днем усложнялась. В конце лета 1943 года в Минск переехало смоленское СД, успевшее прославиться лютой жестокостью в расправах с непокорными. Убийство гауляйтера Кубе привело к усилению репрессий. Усилился и надзор за клиникой.

Евгений Владимирович и его жена Галина Николаевна были схвачены в октябре 1943 года. То угрозами, то увещеваниями фашисты старались убедить профессора сотрудничать с ними, но Клумов категорически отказался.

Евгений Владимирович не дожил до освобождения всего лишь несколько месяцев.

Лагерь на Широкой улице. В бывших конюшнях сотни заключенных. Из лагеря два выхода: либо на каторгу в Германию, либо на смерть в Тростенец.

Когда старых и больных заключенных стали вызывать из строя и произнесли фамилию Клумовых, Евгений Владимирович распрямился, взял под руку жену и шагнул к машине. Они погибли 10 февраля 1944 года.

Именем профессора Клумова названа средняя школа, улица и переулок в Минске, 3-я клиническая больница, на здании которой размещена мемориальная доска. В 1965 году Евгению Владимировичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Источники:

  1. Память. Минск. Книга 4-я. Мн., 2005г.
  2. Люди легенд. Сост. Павлов В.В., Селищев И.П., М., 1974г.
  3. Улицы помнят. Жучкевич В.В., Мн., 1979г.
  4. Твои сыновья, Беларусь. Герои Советского Союза. Мн.,2015г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.