Архив рубрики: Без рубрики

Поставы и воплощение идей эпохи Просвещения (часть 2)

Герб Постав
Источник: https://geraldika.by

В 1793 году в результате второго раздела Речи Посполитой Поставы были включены в состав Российской империи и стали центром Дисненского уезда Минской губернии. До этого времени у города не было своего герба. Он был учрежден Екатериной II 22 января 1796 года.

В «Своде законов Российской империи» приводится описание и толкование герба г.Поставы: «В уезде сего города при местечке Мяздоле в озере производится обильная рыбная ловля довольствующая Губернский город Минск и другия; в знак сего в голубом поле изображена внизу пирамидально растянутая серебряная рыболовная сеть, а сверху таким же образом углом положены и обращены головами вниз три золотыя рыбы».

Во второй половине XVIII — первой половине XIX века Поставы стали довольно известным научным и культурным центром. Это связано в первую очередь с деятельностью Антония Тизенгауза.

Читать далее Поставы и воплощение идей эпохи Просвещения (часть 2)

Поставы и воплощение идей эпохи Просвещения (часть 1)

Свято–Николаевская церковь

На северо-западе Беларуси, в красивейшем месте Приозерья расположился небольшой городок Поставы – один из туристически привлекательных районных центров Витебской области. Поставы впервые упоминаются в письменных источниках под 1552 годом как частновладельческое местечко Ошмянского повета Виленского воеводства Великого княжества Литовского. Но краеведы утверждают, что на месте Постав еще в X веке существовала деревенька под названием Посадник, принадлежавшая магнатам Деспотам-Зеновичам. Русский историк С.Д.Федоров в книге «Поселения Северо-Западного края Великого княжества Литовского» писал, что селение возникло в 996 году. Его облюбовал приезжий магнат Деспот Зенович и обосновался здесь в 1005 году. Топоним Посадник понимают как место, где оседают на жительство, где возникают посады. Первоначально поселение, видимо, было важным пограничным пунктом Полоцкого княжества. В 1409 году хозяин поселения Героним Зенович получил грамоту от короля Владислава Ягайло, согласно которой изменился статус Посадника: деревня стала местечком, то есть населенным пунктом полугородского типа. Тогда и появилось название Поставы.

Читать далее Поставы и воплощение идей эпохи Просвещения (часть 1)

Народный доктор из Браслава

Источник: http://www.philately.by

На вершине Замковой горы, вокруг которой расположился, окруженный озерами, древний город Браслав стоит высокий обелиск, увенчанный фонарем. Этот необычный по своей символике памятник поставлен Нарбуту Станиславу Федоровичу, умершему в 1926 году. Жители города и его окрестностей в складчину собрали деньги на памятник этому уважаемому во всем Браславском крае человеку, проработавшему здесь сорок два года, отдавшему всю свою жизнь служению людям. На обелиске надпись: «Памяти Станислава Остика Нарбута, здесь похороненного. Жители Браславского повета. 1853-1926»

Нарбуты – один из наиболее древних и знаменитых родов, который ведет свое начало с XV века. Согласно одной из легенд, он происходил вместе с Радзивиллами и Остиками от верховного жреца Лиздейки, сына великого князя Наримонта. Такую версию приводит Адам Киркор в третьем томе «Живописной России». В Белорусской советской энциклопедии упоминаются три представителя этого рода: Казимир (1738-1807) – уроженец Лидского повета, известный политик, просветитель, философ, автор первого учебника по логике на польском языке; Теодор (1784 – 1864) родом из имения Шавры Лидского повета, историк, археолог, военный инженер русской армии (автор проекта Бобруйской крепости), Людвик – (1832-1863) – сын Теодора, демократ, революционер. Имени Станислава – сына Теодора Нарбута в энциклопедии нет, однако в Браславском крае он самый известный из всех представителей этой династии.

Читать далее Народный доктор из Браслава

Славгород – славный город Пропойск

Вид с замковой горы Славгорода. Источник: http://delaemvmeste.by/

На берегу реки Сож, в месте впадения в нее реки Прони, расположился город Славгород. До 1945 года он назывался Пропойск. В письменных источниках впервые упоминается в 1136 году в уставной грамоте смоленского князя Ростислава Мстиславовича в форме «Прупой»: «на Прупои 10 гривен» (речь идет о подати). Само название Прупой, Пропой относилось изначально к водному участку, где река Проня сливалась с Сожем. Белорусский языковед И.И.Яшкин указывает, что слово «пропой» означает «сильный водоворот при слиянии рек». Как можно полагать, «на Прупои» в 1136 году находилась таможня, а рядом располагалось поселение, которое как и протока, носило название «Прупой». Затем в памятниках письменности встречались названия Пропорск, Пропорьск, Пропошенск, Пропостыко, Пропоск и другие. С 1500 года появилось и Пропойск.

Читать далее Славгород – славный город Пропойск

Гомельская княгиня – любимица города

Ирина Ивановна Паскевич. Источник фото: http://www.palacegomel.by/

В 1853 году в Петербурге состоялась свадьба, которая привлекла внимание всего высшего столичного общества. Ирина Ивановна Воронцова-Дашкова вышла замуж за Федора Ивановича Паскевича. Отец невесты Иван Кириллович Воронцов-Дашков был одной из заметных фигур петербургской аристократии. От своей матери Александры Кирилловны из рода Нарышкиных восемнадцатилетняя графиня Ирина, одна из первых красавиц российской столицы, унаследовала не только внешнюю привлекательность, но и ум и талант. Семья Воронцовых-Дашковых жила на Английской набережной рядом с домом известного русского полководца Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского и его жены Елизаветы Алексеевны, урожденной Грибоедовой. Их тридцатилетний сын Иван однажды посетив знаменитый салон Александры Кирилловны, не мог не обратить внимание на её дочь и вскоре превратился в постоянного посетителя, стараясь привлечь внимание девушки, постоянно окруженной толпой поклонников. Сердце красавицы было покорено.

20 января 1856 года, спустя три года после женитьбы сына, умирает 74-летний фельдмаршал Паскевич. Князь Федор Иванович вступает во владение отцовским наследством, в том числе – самым главным, роскошным и богатым имением отца – Гомелем. Паскевичам принадлежала половина города (старая его часть), располагавшаяся справа от улицы Могилевской (ныне Кирова) и включавшая дворцово-парковый ансамбль. В Гомельском уезде собственностью Паскевичей являлись более 90 фольварков, имений, хуторов с пахотными и лесными угодьями. Вместе с мужем княгиня Ирина покидает столицу и отправляется в Гомель. Первые три десятилетия жизнь супругов протекала то в столице, то в имении. О появлении князя и княгини в Гомеле узнавали по развевавшемуся флагу на дворцовой башне.

Читать далее Гомельская княгиня – любимица города

Раков – местечко древнее (часть 2)

Граница, которая разделила Беларусь была необычной: она поделила один народ на две части и по другую её сторону остались родственники, друзья, деловые партнеры. Кроме того, в начале 20-х годов пограничная служба была налажена слабо, а труднопроходимая лесная и болотистая местность не позволяла ее полностью держать под контролем.

Одним из главных последствий раздела белорусских земель стал небывалый расцвет контрабандного движения и бандитизма в приграничных районах. Объем контрабанды и количество людей, которые ей занимались, были больше, чем когда-либо в белорусской и всей советской истории. Причин, породивших контрабанду, было множество. В БССР: тяжелое экономическое положение, дефицит многих товаров, политика нэпа и многое другое. В Западной Беларуси было не меньше проблем: в ходе земельных реформ (1920, 1921, 1925 гг.) львиная доля земли досталась не белорусам, промышленность практически отсутствовала (из 2 тысяч предприятий только на шести работало более 500 человек, на остальных менее 20), а в начале 30-х годов хозяйства батраков и крестьянской бедноты составляли около 70%. Еще одна причина участия в контрабанде – это высокий уровень безработицы по обе стороны границы.

Контрабанда была отличным способом заработать сразу и много. Прибыль от одного контрабандного вояжа могла достигать 300 – 400%. Практически за две ходки за границу можно было заработать столько, чтобы целый год жить на эти доходы и нигде не работать. С Польши везли мануфактурные изделия, табак, спирт, наркотики, а вывозили меха, золото, драгоценные камни. Местное население быстро приспособилось к новым условиям жизни, а Раков превратился в столицу контрабандистов. В местечке начался экономический подъем: стали открываться магазины, рестораны, казино. При населении в 2,5 тысячи жителей работали 134 магазина, 80 ресторанов, казино и даже два легальных публичных дома.

Читать далее Раков – местечко древнее (часть 2)

Раков – местечко древнее (часть 1)

В Воложинском районе на берегу реки Ислочь расположилось живописное местечко – поселок Раков. Он возник на древнем торговом пути Минск – Гродно – Варшава, в 35 км от белорусской столицы. Именно благодаря такому удачному расположению Раков обязан своим расцветом в XV-XIX вв.

Впервые в официальных документах упоминается с 1440 года. Безусловно, что возник он значительно раньше. Стоянка эпохи неолита, курган в котором найдены кремневые орудия труда, насыпное городище в пойме реки Ислочь свидетельствуют о его древнем происхождении. В XV веке Раков принадлежал великому князю литовскому и королю польскому Казимиру IV Ягеллончику, затем Михаилу Кежгайловичу, Завишам.

Читать далее Раков – местечко древнее (часть 1)

Беларусы в Москве (часть 2)

В золотой фонд русского зодчества входит архитектурный ансамбль Свято-Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Монастырь был заложен патриархом Никоном на берегах Истры, который для своего проекта приобрёл село Воскресенское с окрестными землями и в 1656 году заложил новую обитель.

По замыслу патриарха, все в монастыре должно было напоминать о Святой земле, но на практике реализовать это было сложно. Например, постройки в Иерусалиме были облицованы цветным мрамором, а на Руси своего мрамора во времена Никона не добывали, поэтому патриарху пришлось думать, чем его заменить.

Решение появилось неожиданно: в гончарной мастерской Валдайского Иверского монастыря белорусский мастер Игнатий Максимов наладил производство изразцов (плитка из обожжённой глины для облицовки стен, печей, обычно покрытая с лицевой стороны глазурью, кафель).

Читать далее Беларусы в Москве (часть 2)

Беларусы в Москве (часть 1)

Проспект Мира, фото с www.um.mos.ru

Среди многочисленных экскурсионных маршрутов в Москве недавно появился новый, посвященный местам, связанным с белорусами. Надо отметить, что среди известных мест и памятников российской столицы есть не мало тех, к которым имеют прямое отношение наши земляки.

В центре Москвы располагается Мещанский район Центрального административного округа, где находится 75% археологических заповедников города. История возникновения этого района теснейшим образом связана с белорусами.

Перенесемся в XVII век. Его вторая половина – это период массового переселения белорусских крестьян и ремесленников на российские земли. Документальные источники свидетельствуют, что причины переселения разные: это и добровольцы, которые по своей инициативе переселились в Россию, православные священники, подвергающиеся гонениям, и так называемые «полоняники» – захваченные в боях шляхтичи, солдаты, обозная челядь. Часть из них – это ремесленники, которых приглашали как искусных мастеров в столицу и другие города российской державы. Кроме того, процесс переселения поощрялся властями в связи с тем, что эпидемия чумы 1654 года унесла до 80% населения Москвы.

Читать далее Беларусы в Москве (часть 1)

Великолепие шкловское (часть 2)

Городская ратуша

Большой известностью пользовался основанный Зоричем театр. В Шклове были созданы балетная и драматические труппы, большой хор и три оркестра- «Музыка шкловского корпуса», «Домашняя музыка» и оркестр рожковой музыки. Основными исполнителями в них были крепостные крестьяне. В 1782 -1783гг. руководил театром ученик Вольтера – Т.А. де Салморан. Он писал комедии, стихотворные либретто опер, а также музыку к ним. Капельмейстером работал ученик Иммануила Канта – Йозеф Людвиг Стефани. Были и свои специалисты. С 1871 года вокальному мастерству крепостных певцов учил белорус Павел Петух.

Среди крепостных девушек были отобраны 20 самых способных, и началось их обучение театральному и танцевальному искусству. Организация театра и обучение танцам было поручено итальянцу Паоло Барцанти, уроженцу города Флоренции. Девушек обучали также чтению, письму, французскому языку. Немецкий путешественник Х.Шлегель, посетивший Шклов накануне приезда Екатерины II, писал: «Люди знакомые с петербургским театром, утверждают, что здешние танцовщицы мало и даже ни в чем не уступают столичным. К ним приставлены смотрительница и итальянец (Мариодини), мастер своего дела, обучившие их театральному танцу… Господин Мариодини купил белорусскую девушку, у которой он открыл замечательный танцевальный талант. Она хороша собой. Занятия с ней идут с исключительным успехом, и он верит, что со временем она будет первой танцовщицей в Петербурге».

Читать далее Великолепие шкловское (часть 2)