Цвяток радзімы – васілек

Ад родных ніў, ад роднай хаты
У панскі двор дзеля красы
Яны, бяздольныя, узяты
Ткаць залатыя паясы.
І цягам доўгія часіны,
Дзявочыя забыўшы сны,
Свае шырокія тканіны
На лад персідскі ткуць яны.
А за сцяной смяецца поле,
Зіяе неба з-за акна, –
І думкі мкнуцца мімаволі
Туды, дзе расцвіла вясна;
Дзе блішча збожжа ў яснай далі,
Сінеюць міла васількі,
Халодным срэбрам ззяюць хвалі
Між гор ліючайся ракі;
Цямнее край зубчаты бора…
І тчэ, забыўшыся, рука,
Заміж персідскага узора,
Цвяток радзімы васілька.

Максим Багдановiч

Великий белорусский поэт Максим Богданович в своих стихах, в том числе и в своем знаменитом стихотворении «Слуцкие ткачихи», воспел скромный и в тоже время невероятно обаятельный цветок – синий василек как настоящий символ земли белорусской.

Читать далее Цвяток радзімы – васілек

Бона Сфорца: мать и королева (часть 4)

После женитьбы Сигизмунда Августа Бона Сфорца объявила бойкот нежеланной невестке. В домашнюю войну втянула и своих дочерей, которым запретила разговаривать с братом до тех пор, пока он не разведется. Анна и Катерина (Катажина), напуганные рассказами о злой колдунье Барбаре, послушно выполняли указания матери. Софья (Зофья), наоборот, поддержала брата, а его супруге написала теплое письмо, радуясь их браку, заключенному по любви.

Своих дочерей Бона воспитывала в строгости и смотрела на них как на шахматные фигуры в своих политических играх. Свою старшую и более близкую ей дочь Изабеллу она в двадцатилетнем возрасте выдала замуж за старого и некрасивого короля Венгрии и князя Трансильвании Яноша Заполию. Через два года Изабелла овдовела, но успела родить наследника венгерского престола Яна Сигизмунда. Трем младшим дочерям Бона, находясь в поисках подходящих женихов, постоянно откладывала замужество. И три королевны, с грустью и обидой на мать, вынуждены были смириться с такой ситуацией и продолжать в статусе старых дев сопровождать ее на всех светских мероприятиях. 

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 4)

Бона Сфорца: мать и королева (часть 3)

Сигизмунд I

История гласит, что в жизни Сигизмунда I было три женщины, которых он любил и двум из которых давал клятву верности. Самая первая и сильная его любовь – умная и красивая Катажина Охстат. Она, как крестьянка из моравского села Тельнич, не могла даже претендовать на роль его жены. Сигизмунд привез возлюбленную в свой замок в венгерской Буде, где она и родила их первенца Януша. Затем Катажина родила дочь Регину (в пер. с латыни – королева). Когда Сигизмунд переехал в Силезию, куда его старший брат Владислав, будучи королем Чехии и Венгрии, назначил своим наместником, то вместе с ним на новое место жительства перебралась и Катажина. Здесь она родила еще одну дочь, которой отец дал имя как у ее матери – Катажина. Но, когда после смерти Александра Ягеллона, Сигизмунд был приглашен на литовский великокняжеский и польский королевский престолы, то после коронации он должен был избрать себе официальную супругу и королеву. Под нажимом магнатов, Сигизмунд, хотя и перевез Катажину в Краков, жил уже отдельно от нее и детей в Вавельском замке. Восемь лет он не желал жениться, но мудрая женщина понимала, что Сигизмунд, став королем, обязан исполнить долг перед державой и женившись, дать стране законного наследника престола. Пробыв вместе 14 лет, в 1512 году Сигизмунд I и Катажина расстались.

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 3)

Бона Сфорца: мать и королева (часть 2)

Бона Сфорца

Обручение Боны было проведено в Неаполе, так как Изабелла желала, чтобы вся Италия была свидетельницей ее триумфа и организовала роскошное шествие по улицам города с участием знатных сеньоров не только Неаполитанского королевства, но и испанского вице-короля, и послов императора.

Из-за переноса церемонии обручения в Неаполь, зимы и плохой погоды отъезд из Италии был отложен на 1518 год. Несмотря на пожелания польской стороны, чтобы двор невесты не превышал десяти человек, вся свита Боны насчитывала около 300 человек. Сигизмунд I встретил свою суженую недалеко от Кракова и их торжественный въезд в столицу сопровождали более 10 тысяч шляхтичей. Первыми встретили госпожу отряды гетмана князя Константина Острожского и маршалка двора великого князя литовского Юрия Ильинича. Княжна Анна Мазовецкая из Радзивиллов, которая сама недавно мечтала стать женой Сигизмунда I, теперь поздравляла Бону от лица польских дам. Вряд ли ее приветствие было искренним. Как впоследствии оказалось, Сфорца не прощала посягательств на власть. И когда умерли оба сына мазовецкой княгини Анны Радзивилл, а затем и она сама, то поползли слухи об их отравлении. Официально виновной объявили Катажину Радзиевскую, любовницу обоих сыновей Анны, а шляхтянку Кличевскую, якобы изготовившую яд, сожгли. Но были и другие предположения…

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 2)

Бона Сфорца: мать и королева (часть 1)

Бона Сфорца

Бона Сфорца – одна из самых ярких, противоречивых и неоднозначных личностей в истории ВКЛ и Речи Посполитой, оставившая значимый след в истории и культуре белорусской земли.

Обратимся к исторической миниатюре В.Пикуля «Последние из Ягеллонов»:

«Катафалк с телом усопшего стоял в кафедральном соборе на Вавеле в Кракове; суровые рыцари в боевых доспехах склонили хорунжи (знамена) Краковии, Подолии, Мазовии, Познани, Волыни, Померании, Пруссии и прочих земель польских.

Жалобно пел хор мальчиков. Монахи поднесли свечи к знаменам, и они разом вспыхнули, сгорая в буйном и жарком пламени. Тут раздался цокот копыт – по ступеням лестницы прямо в собор въехал на лошади воевода Ян Тарло в панцире; поверх шлема его торчала большая черная свеча, коптившая едким дымом.

В руке Тарло блеснул длинный меч:

– Да здравствует круль Сигизмунд–Август!

Читать далее Бона Сфорца: мать и королева (часть 1)

Белорусский Мичурин

Этот садовод–самоучка добился в своей работе таких результатов, которых не смогли достигнуть на своих исследовательских станциях ученые США, Англии, Франции, Италии…

За свою жизнь он апробировал более 600 сортов яблонь, 100 сортов груш, свыше 500 сортов крыжовника, создал свои высокоурожайные культуры. Вершиной его селекционной деятельности стал гибрид №1377, плоды которого были образно названы «Яблоками XXI века», который и поныне пользуется большим спросом. После смерти талантливого белорусского селекционера в 1984 году государственной комиссией было утверждено новое название этого гибрида – «Память Сикоры».

Читать далее Белорусский Мичурин

Герои «Атаки мертвецов» Первой мировой (часть 2)

Владислав Стржеминский. Послеобраз солнца, 1949 г.

Владислав Стржеминский (Стреминский) (1893-1852) родился в Минске 21 ноября 1893 года в семье дворянина Гродненской губернии, профессионального военного Максимилиана Бенедикта Стржеминского (1847-1919). Мать Владислава Ева Розалия происходила из белорусского дворянского рода Олехновичей. Крестили Владислава 25 декабря 1893 года в Минском кафедральном Мариинском костеле. Детство его тоже прошло в Минске. Отец, который служил в чине подполковника Русской императорской армии, видел сына только военным. Когда мальчику исполнилось 11 лет, родители отправили его на учебу в Московский 3-й кадетский корпус (с 1908 года – 3-й Московский императора Александра II кадетский корпус). В 1911-1914 годах он продолжил учебу в Петербургском высшем военном инженерном училище императора Николая II. Завершив учебу с присвоением звания инженерного подпоручика, в июле 1914 года был направлен на службу в крепость Осовец. С сентября 1914 года гарнизон крепости жил под постоянными бомбежками и атаками противника. 6 августа 1915 года немцы провели третий генеральный штурм крепости, используя предварительную атаку хлором. В самоотверженной атаке, которая позже получила название «Атака мертвецов», отличилась 13-я рота под командованием подпоручика Владимира Котлинского и к которой был прикомандирован вызвавшийся охотником саперный офицер подпоручик Владислав Стржеминский.

Читать далее Герои «Атаки мертвецов» Первой мировой (часть 2)

Герои «Атаки мертвецов» Первой мировой (часть 1)

Атака мертвецов. Фрагмент картины. Автор Евгений Пономарев

Летом 1915 года Первая мировая докатилась до территории Беларуси.  9 августа 1915 года русская армия покинула так и не взятую врагом небольшую крепость Осовец на реке Бобр в 50 км от Белостока, сдерживавшую врага 190 дней. Даже 930–килограммовые снаряды из осадных мортир «Большая  Берта» не могли сломить сопротивление защитников крепости.

Чтобы справиться с этими несгибаемыми героями немцы применили отравляющие газы. 6 августа 1915 года в 4 часа утра на русские позиции потек туман смеси хлора с бромом. Газовая волна до 12 метров в высоту и шириной 10 -12 км проникала вглубь до 20 км, а действие отравляющего вещества было ужасающим.  Несколько секунд вдыхавшему газ человеку казалось, что пахнет скошенным сеном или яблоками, но потом запах резко менялся и становился резким и неприятным. Затем начинался судорожный кашель и пострадавший умирал от удушья или остановки сердца.  Погибало и все живое вокруг: лошади в конюшнях, в окопах валялись полевые мыши, с неба падали мертвые птицы на землю, желтели листья на деревьях. Единственным надежным средством спасения в такой ситуации был противогаз, но русские войска стали массово ими оснащаться только с осени 1916 года.

Читать далее Герои «Атаки мертвецов» Первой мировой (часть 1)

Тайны и легенды озера Свитязь

Озеро Свитязь. Фото: korelichi.by

Озеро Свитязь – одно из самых красивых и популярных в нашей стране, редчайший памятник природы. Со всех сторон оно окружено сплошным кольцом векового леса километровой ширины, в его водах произрастают редчайшие реликтовые растения, поблизости возвышаются древние курганы. В 1970 году озеро Свитязь и прилегающая к нему территория объявлена особо охраняемой природной территорией, которой придан статус заказника республиканского значения. А сколько легенд и преданий сложили люди о нем! Это лесное красивое озеро привлекает и своими многочисленными тайнами.

Оно расположено в самом центре Новогрудской возвышенности на высоте 258 метров над уровнем моря в пяти километрах от деревни Валевка. По размерам, если сравнить его с Нарочью, оно небольшое. Площадь его около 170 гектаров, а наибольшая глубина – 15 метров. Вода в озере отличается своей особой чистотой и в ясный день хорошо видно белое песчаное дно, усыпанное камешками. Это озеро карстового происхождения. Ученые считают, что в земной коре когда-то здесь были пустоты и поверхностные отложения однажды туда обвалились.

Читать далее Тайны и легенды озера Свитязь

Легенды, тайны и были в жизни Адама Мицкевича (часть 2)

Итак, давайте посетим Новогрудок того времени, когда здесь жил Адам Мицкевич.

До 1795 года он был центром большого Новогрудского воеводства, в которое входили такие города как Волковыск, Слоним, Несвиж, Клецк, Слуцк…

После третьего раздела Речи Посполитой город стал уездным центром сначала Слонимской, потом Литовской, а с 1802 года – Гродненской губернии. В 1803 году в Новогрудке проживало всего 1108 человек, а в 1811 – 2320 человек.

Композиционным центром города была городская площадь, расположенная на высоком плато, откуда открывалась красивая панорама на окружающие город леса, поля и луга. Вокруг площади стояли одноэтажные дома членов магистрата, земства, лавки и склады. На одном из углов площади располагалось здание бывшего Радзивилловского дворца, приобретенного в 1810 году купцом Фишером. Недалеко, через улицу, возвышалось каменное здание городской ратуши, украшенное изображением Архангела Михаила – покровителя Новогрудка. Рядом с площадью на прилежащих улицах, возвышались католические костелы, униатские церкви, монастыри.

Читать далее Легенды, тайны и были в жизни Адама Мицкевича (часть 2)