Рыцарь XIX века (Часть 2)

Сражение при Клястицах 19 июля 1812 г. С картины П. Гесса.

С первых дней Отечественной войны 1812 года Я. Кульнев на полях сражений. Его гусары, успешно сражаясь с противником, практически не выходили из боев. Но, к сожалению, их командиру осталось жить совсем немного.  Трехдневные бои под Клястицами стали для него последними.  На тот момент Яков Кульнев командовал авангардом 1-го отдельного корпуса графа П.Х.Витгенштейна, прикрывающего дорогу на Петербург. 18 июля был обнаружен обходной маневр корпуса Н.Удино и гусары преградили ему дорогу у д.Клястицы (ныне Россонский р-н Витебской области). На следующий день в ходе тяжелых боев   французов удалось потеснить к деревне Сивошино. 20 июля последний день жизни прославленного генерала. Во время одной из контратак Якову Кульневу ядром оторвало обе ноги выше колен. Скончался он на поле боя, не дожив пяти дней до своего 49-летия. Мистическим кажется тот факт, что погиб он совсем рядом с тем местом где родился: недалеко от д.Клястицы (около 17 км).

Наполеон, узнав о смерти талантливого генерала, написал Жозефине: «Вчера убит Кульнев, лучший русский офицер кавалерии».

Смерть Якова Кульнева оплакивала вся Россия…

В один из летних вечеров 1812 года   Большой театр в Москве был переполнен. Несмотря на то, что время было тревожное и всех волновал продолжающийся отход русских войск, публика собралась послушать свою любимицу – Елизавету Сандунову.

Певица   вышла на сцену в белом хитоне античной богини и вдруг, неожиданно для всех, жестом остановила оркестр и, раскинув руки, запела с болью в сердце:

«Слава нашему генералу Кульневу,

Положившему живот за Отечество, —

ему наша слава…»

И весь зал, все до единого человека встали, и …. тоже заплакали.

В 1830 году в д.Сивошино (сейчас д.Соколище  Россонского р-на)   на  месте  гибели и первоначального погребения Якова Петровича  был установлен  небольшой гранитный памятник. Он был выполнен в форме колонны с полукруглым завершением. В верхней части колонны бронзовый лавровый венок, внутри которого дата смерти генерала: «20 июля 1812 года». Над венком надпись: «Генерал–майор Кульнев». А чуть ниже венка выгравированы строки из стихотворения В.А. Жуковского «Певец во стане русских воинов»:

«Где Кульнев наш, рушитель сил.

Свирепый пламень брани?

Он пал – главу на щит склонил

И стиснул меч во длани.

Где жизнь судьба ему дала,

Там брань его сразила,

Где колыбель его была.

Там днесь его могила».

На валуне рядом с памятником начертано: «На сем месте пал, увенчан победой храбрый Кульнев, как верный сын, за любимое ему Отечество сражаясь. Славный конец его подобен и славной жизни. Оттоман, Галл, Германец и Швед зрели его мужество и неустрашимость на поле чести. Стой, прохожий, кто бы ты ни был, Гражданин или Воин. Но почти его память слезою».

До 1917 года рядом с памятником находился караульный домик, в котором жил отставной нижний чин.

После революции монумент был разорен: осталась только голая чугунная плита.

После Великой Отечественной войны памятник восстановили, но при этом его видоизменили.

В 1832 году прах Кульнева был перенесен в имение его брата Михаила   Илзберг Режицкого уезда Витебской губернии (сейчас Инзельскенис, Латвия). Над гробницей Кульнева, в изголовье, положили артиллерийское ядро, которое по мнению местных жителей стало роковым для генерала. Перед надгробием портрет Якова Петровича и надпись: «От клястинцев-гродненцев и почитателей незабвенному герою 1812 года».

В 1909 году Гродненский гусарский полк стал называться Клястицким и ему было присвоено имя Кульнева.

В 1912 году, когда праздновали 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года, железнодорожная станция Межвиды, недалеко от Клястиц, была переименована в станцию Кульнево, а деревня Царковище – в деревню Кульнево (ныне Россонский р-н).

В августе 1812 года в русской армии появился еще один Кульнев – младший брат Якова Петровича – Иван. Его боевые заслуги тоже отмечены многими боевыми наградами. Как и его старший брат, к врагу в бою он был беспощаден, а к пленным лоялен. За гуманное отношение к побежденным французский король в 1821 году наградил Ивана Кульнева одной из самых высоких степеней ордена Почетного легиона Белым офицерским крестом.

Иван Кульнев был достоин того, чтобы его портрет был размещен в Военной галерее Зимнего дворца. Но Инспекторский департамент Главного штаба постановил: «В числе генералов, коим портреты по удостоению комитета и Высочайшему соизволению могут быть сделаны для эрмитажной Военной галереи, состоит один только генерал-майор (Яков) Кульнев, убитый в армии».

Служил в армии и третий из братьев Кульневых – Николай, дослужившийся к 1815 году до чина полковника и командира Рижского гусарского полка.

Декабрист С.Г.Волконский, знавший Я.П.Кульнева еще по турецкой кампании 1810 года, рассказ о смерти своего товарища завершил словами: «Россия потеряла в нем истинного гражданина, армия – вождя, подчиненные – справедливого начальника, а друзья – верного друга».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.