Архив метки: Минск

Судеб извилистые нити (часть 2)

Леся Украинка и Сергей Мержинский

В начале сентября 1900 года врач Сергей Васильевич Элиасберг написал Ларисе письмо, в котором сообщил, что болезнь Сергея прогрессирует. Несмотря на запрет матери, Лариса отправилась в Минск. Остановилась у писателя Чирикова Евгения Николаевича, который был не только другом Мержинского, но и его сослуживцем.

В связи с ухудшением состояния Сергей почти все время лежал в постели. По случаю приезда Ларисы было сделано исключение и разрешены прогулки. 18 сентября осталось у них в памяти как последний светлый день их дружбы, когда они смогли прогуляться по утопающему в золоте осенних листьев Минску. Сергей был в черном форменном кителе железнодорожного служащего, в котором он обычно приезжал и в Киев. 22 сентября Леся уехала домой.

Письма в Минск посылала почти ежедневно, но ответы приходили все реже и реже. Раньше Мержинский никогда не жаловался на здоровье, а теперь в его письмах стала проскальзывать информация то об обмороке, то о кровотечении из горла.

Читать далее Судеб извилистые нити (часть 2)

Судеб извилистые нити (часть 1)

Ее имя широко известно в мировой литературе. А вот имя нашего героя – пионера русского марксизма в киевском и минском подполье, даже в революционной истории встречается не так часто, как он того заслуживает.

Самые трагичные события в жизни этих людей связаны с Минском. В январе 1901 года в доме госпожи Нарейко умирал от туберкулеза Сергей Константинович Мержинский. Молодой, красивый, образованный…

Сейчас на месте этого дома, где у постели умирающего Сергея, почти два месяца провела знаменитая украинская поэтесса Леся Украинка (настоящее имя Лариса Петровна Косач) построен многоэтажный дом. На этом современном доме №10 по нынешней улице Куйбышева установлена мемориальная доска в память о пребывании здесь в 1901 году Леси Украинки.

Читать далее Судеб извилистые нити (часть 1)

Минские прогулки Чебурашки и Бармалея (часть 2)

Мы прогулялись уже по Минску с Чебурашкой, но, оказывается, к городу имеет самое прямое отношение и страшный разбойник Бармалей. Мало того, именно здесь находилась и Африка!

Дело было так…22 апреля 1912 года в Минск прибыл поэт Корней Чуковский, который должен был прочитать здесь лекцию по настоянию доктора из Вильно Цемаха Шабада. Этот известный врач, кстати, стал прототипом доктора Айболита. В Минске жил его брат, хирург Яков Шабад, который тоже пользовался в городе большим авторитетом. К нему на квартиру по адресу Губернаторская, 16 и явился молодой поэт Чуковский. Когда Якова вызвали к больному ребенку, гость решил пойти с врачом и спросил, далеко ли находится больница. Доктор ответил, что это совсем рядом в «Африке»! Корней Чуковский посетил вместе с доктором Шабадом «африканскую» больницу.

Читать далее Минские прогулки Чебурашки и Бармалея (часть 2)

Минские прогулки Чебурашки и Бармалея (часть 1)

Многие дети, да и взрослые, хорошо знают мультфильмы про крокодила Гену и Чебурашку, о страшном разбойнике Бармалее, но мало кто знает, что эти мультяшные герои имеют самое непосредственное отношение к городу Минску.

Дело в том, что художник-постановщик мультфильма о Чебурашке Леонид Шварцман, которого в России называют отечественным Диснеем, родом из Минска.

Читать далее Минские прогулки Чебурашки и Бармалея (часть 1)

Истоки: Достоево и Достоевские (часть 2)

Герб «Радван»

Достоевские – один из старейших родов герба Радван. Его первые шесть поколений связаны с белорусским Полесьем. Предки по мужской линии берут свое начало от татарских мурз Золотой Орды до 1389 года. В это время произошло переселение Аслана-Челеби–мурзы, родоначальника ветви будущих Достоевских, на территорию Московского государства. Ему был пожалован на кормление Кременеск около Боровска.  В последующих поколениях одна из ветвей потомства Аслана-Челеби–мурзы получила фамилию Иртищ, Ртищ или Артищ, и часть из них в составе свиты князей Ярославичей переселилась в Пинское Полесье.

В 1506 году пинский боярин Данило Иванович Иртищ по грамоте пинского князя Федора Ивановича Ярославовича и княгини Олены получил в Достоеве два дворища. Данило, получивший достоевские наделы, считается непосредственным основателем рода Достоевских. Его сыновья уже именовались по селу Достоево.

В Национальном историческом архиве Беларуси был обнаружен документ, который сообщает о самом первом из известных пожалований предкам будущих Достоевских. В 1552 году по прошению игуменьи монастыря святой великомученицы Варвары Ульянии Почаповской пинский староста и ревизор королевы Боны Станислав Фальчевский рассматривал вопрос о земельном праве монастыря на земли, дарованные монастырю матерью Данилы Ивановича. Игуменья ссылается на акт от 14 мая 1506 года о пожаловании Федором Ярославичем (Ярославовичем) Татьяне Ивановне Ртищевичевой, а после ее смерти церкви великомученицы Варвары надворище Пискаловщина.

Читать далее Истоки: Достоево и Достоевские (часть 2)

Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 3)

Валентий Ванькович. Автопортрет

В 1829 году Валентий Ванькович возвратился на родину и поселился в своем имении Малая Слепянка под Минском. Художник часто бывал в Минске. В Верхнем городе жил Ян Дамель, с которым у Ваньковича сложились дружеские отношения. Рядом с мастерской Дамеля находилась мастерская художника-любителя Чеслава Монюшко, одна из сестер которого – Михалина стала женой двоюродного брата Валентия – Эдварда. Дом Эдварда по улице Волосской (ныне Дом Ваньковичей) стал вторым домом для художника и своеобразным салоном минской творческой интеллигенции. Здесь устраивались литературные и музыкальные вечера на которых выступали европейские знаменитости, такие как Мария Шимановская и Кароль Липиньский и многие другие.

Годы проведенные в родных местах оказались плодотворными. Ванькович создает целую серию новых работ. Основное место в его творчестве занимали портреты родных и близких ему людей: отца, сестры Станиславы Горновской, жены Анели с детьми, дяди Антония Горецкого, Доминика Монюшко и многих других. Наиболее зрелым произведением этого периода считают портрет мистика Анджея Товяньского, который оказал существенное влияние на его жизнь и творчество.

Читать далее Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 3)

Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 2)

Валентий Вильгельм Ванькович

Одним из самых ярких представителей рода Ваньковичей является известный художник Валентий Вильгельм Ванькович.

Он родился 12 мая 1800 года в имении Калюжицы Игуменского уезда Минской губернии в семье уездного судьи Мельхиора Ваньковича и Схоластики из рода Горецких.

Валентий с детских лет, которые помимо родового имения Калюжицы проходили и в Малой Слепянке (ныне один из районов Минска), серьезно увлекался рисованием.

Получив изначально домашнее образование, Ванькович в 12 лет был отправлен на учебу в Полоцкий иезуитский коллегиум, который 1812 году был преобразован в академию. В академии было хорошо поставлено художественное воспитание. Валентий успешно овладел техникой живописи, стал писать небольшие портреты, которые отличались хорошим рисунком и большим сходством.

Читать далее Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 2)

Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 1)

Дом Ваньковичей.
Фото: museums.by

Одним из любимых уголков жителей и гостей столицы Беларуси является Верхний город. Более пяти столетий с ним связана история не только Минска, но всей страны. Несмотря на все лихолетья здесь сохранилась часть старинных зданий, своеобразный исторический колорит, атмосфера предыдущих эпох.

Однако далеко не все даже коренные жители города знают, что на улице Интернациональной (бывшая Волоская, Крещенская) находится усадебный дом конца XVIII – XIX века, который был одним из наиболее значимых культурных центров Минска XIX века. Здесь постоянно собирались многие представители минской демократической интеллигенции: художники, музыканты, писатели.

Читать далее Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 1)

Храм-мемориал Беларуси

Фото: tochurch.by

В Первомайском районе нашей столицы находится один из красивейших и необыкновенных храмов, который стал местом национального покаяния и памяти. Это храм-памятник в честь Всех Святых и в память о жертвах, спасению Отечества нашего послуживших.

Закладной камень этого храма был освящен Патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время его первого апостольского визита в Беларусь в 1991 году, а в 1994 году он благословил его возведение. На проектирование и строительство ушло 25 лет. Настоятель храма, протоиерей Федор Повный –профессиональный художник, выпускник Белорусской академии искусств. Именно ему принадлежит идея создания этого храма. Над проектом он работал вместе известным архитектором Львом Николаевичем Погореловым.

Храм-памятник возведен на высоком подиуме в форме шатра, увенчанного крестом.

Читать далее Храм-мемориал Беларуси

Легенда и быль о пылающем танке (Часть 2)

75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ПОСВЯЩАЕТСЯ

В полдень 3 июля танк на большой скорости ворвался в город и направился к центру. Первая большая группа немцев, стоявшая возле ликеро-водочного завода (ныне «Кристалл»), была уничтожена очередями двух танковых пулеметов.

Проскочив мост через Свислочь и повернув направо у городского стадиона, боевая машина по Гарбарной улице (сейчас Первомайская) направилась в сторону Парка культуры и отдыха имени М.Горького. Возле улицы Ленина танк врезался в колонну мотоциклистов, подминая их под гусеницы и проследовав по улице Энгельса, добрался до Советской (ныне проспект Независимости). Возле Дома офицеров было много гитлеровцев. Увидев советский танк, они стали стрелять, но пули отскакивали от брони, не нанося вреда боевой машине. Курсанты же очередями из пулеметов буквально косили фашистов.

Когда танк подошел к перекрестку, возле которого сейчас находится здание цирка, майор положил руку на плечо Дмитрию. Это означало: «Останови танк!» Машина замерла.

В это время на улице перпендикулярной Советской (ныне улица Янки Купалы) стояла огромная колонна машин противника: автоцистерны, грузовики с боеприпасами, танки, орудия. Рядом в Свислочи купались фашисты. На это скопище живой силы и техники противника обрушили свои удары пулеметы и пушка танка. Первые выстрелы вызвали среди гитлеровцев панику. Они прятались за кустами и деревьями парка Горького, но спасения не было нигде. Вспыхнули бензовозы, и вся колонна превратилась в большой огненный клубок.

Читать далее Легенда и быль о пылающем танке (Часть 2)