Архив метки: туберкулез

Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 3)

Валентий Ванькович. Автопортрет

В 1829 году Валентий Ванькович возвратился на родину и поселился в своем имении Малая Слепянка под Минском. Художник часто бывал в Минске. В Верхнем городе жил Ян Дамель, с которым у Ваньковича сложились дружеские отношения. Рядом с мастерской Дамеля находилась мастерская художника-любителя Чеслава Монюшко, одна из сестер которого – Михалина стала женой двоюродного брата Валентия – Эдварда. Дом Эдварда по улице Волосской (ныне Дом Ваньковичей) стал вторым домом для художника и своеобразным салоном минской творческой интеллигенции. Здесь устраивались литературные и музыкальные вечера на которых выступали европейские знаменитости, такие как Мария Шимановская и Кароль Липиньский и многие другие.

Годы проведенные в родных местах оказались плодотворными. Ванькович создает целую серию новых работ. Основное место в его творчестве занимали портреты родных и близких ему людей: отца, сестры Станиславы Горновской, жены Анели с детьми, дяди Антония Горецкого, Доминика Монюшко и многих других. Наиболее зрелым произведением этого периода считают портрет мистика Анджея Товяньского, который оказал существенное влияние на его жизнь и творчество.

Читать далее Век XIX: люди и портреты на фоне эпохи (часть 3)

Корни и крона сада Максима (часть 1)

Ракутёвщина.
Фото: bkc.daugavpils.lv

1981 год вошел в историю белорусской литературы как «год Максима Богдановича». В стране отмечали 90-летие со дня его рождения: о нем писали, говорили и показывали фильмы, проводили вечера памяти. В апреле, по приглашению молодеченцев, группа писателей во главе с Нилом Гилевичем поехала в Ракутёвщину на посадку сада. Совместно со школьниками и общественностью было высажено семьдесят деревьев, в знак того, что прошло столько лет со времени приезда сюда Максима Богдановича. Завершив работу, Нил Гилевич спросил у присутствующих: «А как мы его назовем?» Ни у кого не было других вариантов, кроме одного – Максимов сад. Название получилось очень ёмкое и символичное: в нем вся история жизни и творчества молодого, талантливого и так рано ушедшего поэта.

Путь его на литературный Олимп был не легким: взлеты и падения, критика и обвинение в формализме и только в 80-е годы его творчество и общественная деятельность были оценены по достоинству.

Наш рассказ о тех, кто был с ним рядом на протяжении его короткой жизни, кто помогал сформировать грациозную крону деревьев его духовного сада, кто подпитывал живительной силой, кто вдохновлял на творчество и помогал найти силы, когда болезнь сводила их на нет. Проносились и мрачные тучи над его садом, подавляющие вдохновение и омрачающие жизнь, вызывающие боль и переживания, что отражалось в стихах Максима. Но от этого они стали еще ярче и проникновеннее.

Читать далее Корни и крона сада Максима (часть 1)